Один на один с Гариком Кричевским

Май 22nd, 2012 Рубрика: Новости о Гарике Кричевском

Уроженец Львова, Гарик Кричевский вот уже много лет имеет немецкий паспорт. Он часто бывает в разных странах, но с одинаковой радостью возвращается и в Украину, и в Германию. С популярным шансонье мы поговорим о причинах его эмиграции, полученной профессии и шрамах.

— Гарик, почему вы решили эмигрировать?

— Тогда все мои друзья уехали, и меня позвали с собой. Говорили: «Что тебе там делать? В магазинах пустые полки». Терять мне и вправду было нечего, поэтому я уехал, имея в кармане всего 300 долларов. Пытался как-то устроиться: продавал подержанные машины, пел в ресторанах, медицинский диплом даже хотел защищать. Но как раз в это время пираты в Украине начали тиражировать два мои альбома. Меня позвали в Киев, сказали, что артистом сделают, полные залы соберут. Но я отнекивался, ведь только на бас гитаре умел играть. А когда приехал из Берлина, на вокзале в Киеве сразу же услышал в одном из киосков свою «Привокзальную». Тогда я подумал, что это знак, и все может получиться. С тех пор записал уже 6 альбомов.

— Хотели защищать медицинский диплом? Значит, по образованию вы медик?

— Да, я окончил Львовский медицинский институт. Дальше не пошел, потому что был в раздумьях. Врач в то время получал всего 4 доллара. Я не понимал этого и не мог так жить, вот и уехал. Совсем не желаю об этом, потому что теперь, с немецким паспортом, могу свободно ездить куда захочу.

— У вас есть хобби? Что вы делаете, когда не заняты в студии?

— Никакого хобби у меня нет. В свободное время люблю слушать чужую музыку и кататься на машине.

— И какая у вас машина?

— Больше всего я люблю BMW. У меня пятая модель, резвая такая машина. Только недавно понадобился ремонт стартеров.

— Гарик, вас штрафует ГАИ?

— Нет, у меня для этого всегда в машине кассеты лежат.

— А два шрама у вас на лице откуда?

— Не буду выдумывать красивые истории, расскажу как есть. Я возвращался из Москвы около шести или семи лет назад, и в наш поезд врезался другой. Восемь человек, которые ехали в последнем вагоне, погибли. А мне повезло, я ехал где-то по середине. После этого меня еще долго лечили врачи, чтобы шрам на лбу выглядел скромно.

 

Интересное